открыта в Центральной городской библиотеке для читателей, как дань памяти последнему поэту шестидесятнику Евгению Евтушенко, ушедшему из жизни 1 апреля 2017 года.

ВЯТСКИЕ ПОЛЯНЫ

 

В дорогу тянет, ох, как тянет!

И не могу заснуть, и в грудь

скребется острыми когтями

куда-то тянущая грусть.

Есть город Вятские Поляны,

а в нем есть домик и скамья.

Из экспедиции полярной

когда-то мимо ехал я.

В пижаме вышел я устало,

и плечи свежестью свело,

а в небе медленно светало,

но не было еще светло.

Все было тихо и укромно,

и босоногий оголец

с прилипшей веточкой укропа

мне дал соленый огурец.

Над смутной речкой утомленной

рыбак виднелся на скале,

а у стены свежебеленой

сидели двое на скамье.

И было, словно откровенье,

свеченье синего платка,

и чуб чумазый на коленях,

и в чубе белая рука.

Она тихонько нагибалась,

шептала что-то в тишине

и озаренно улыбалась

рассвету, поезду и мне…

В дорогу тянет, ох, как тянет!

И не могу заснуть, и в грудь

скребется острыми когтями

куда-то тянущая грусть.

Ягород Вятские Поляны,

возможно, буду проезжать,

и будут улицы туманны,

и где-то кони будут ржать.

Увижу с грустью удивленной —

рыбак все тот же на скале

и у стены свежебеленой

все те же двое на скамье.

Евг. Евтушенко 1957 г.

 

Оставьте комментарий:

Ваш адрес email не будет опубликован.

*
*