В центральной городской библиотеке состоялся двадцатый выпуск литературного альманаха «Колесо судеб» под названием «Мужское и женское».

Случились этой осенью два юбилея великих поэтов Марины Цветаевой (125 лет) и Роберта Рождественского (85 лет). Очень деликатно, подробно, артистично рассказали Алена Владимировна Морозова и Ольга Николаевна Шведчикова о жизни и творчестве поэтов. Что же позволило объединить поэтических титанов в одном выпуске? Прежде всего, это сильные, наделенные яркой индивидуальностью, глубоко русские по природе своей ПОЭТЫ. Их жизненный путь с разницей в 40 лет практически в разной, но горячо любимой ими Родине. Очень подходит цветаевское горделивое утверждение:

«Мы коронованы тем, что одну с тобой

Мы землю топчем, что небо над нами — то же…».

Марина Цветаева, яркий и значительный творец первой половины нашего века, не только не поняла Октября, но и не приняла его, не увидела в нем могучей силы, обновляющей все личное и общественное в человеке.

«Я счастлива жить образцово и просто,

как солнце, как маятник, как календарь …».

Роберт Рождественский, наоборот, почувствовал ритм эпохи второй половины ХХ века, передал пульс времени, восторженно принял романтику борьбы за мир, покорения космоса, строительства БАМА:

«Человеку мало надо, чтоб искал и находил…».

Темы их стихотворений перекликаются: любовь, Родина, природа, война. Из широкого охвата лирических тем, все как к единому центру, сходятся к любви. В различных оттенках это своенравное чувство остается самым основным, глубинным, определяющим все остальное. «Тревожное, сердечное движение» стихов о любви продемонстрировала Ольга Николаевна Шведчикова, прочитав театрально выразительно наизусть огромный «Монолог одинокой женщины» Роберта Рождественского. Любовная лирика нашла воплощение в многочисленных романсах и песнях, прозвучавших в этот вечер.

Может быть, в женской поэзии больше страсти, в неразрывном единстве жизнь и стихи, быть самой собой, ни в чем не зависеть ни от времени, ни от судьбы, хотя в основе произведений М. Цветаевой, по определению Валерия Брюсова, «какой-нибудь реальный факт, что-нибудь действительно пережитое». Двадцатилетняя поэтесса писала:

«Моим стихам, написанным так рано,

Что и не знала я, что я – поэт …

Разбросанным в пыли по магазинам

(Где их никто не брал и не берет!),

Моим стихам, как драгоценным винам,

Настанет свой черед!»

Если Марина Цветаева жила в литературе и для литературы, чуждалась общества московских поэтов, чрезвычайно редко выступала с чтением своих стихов, то Роберт Рождественский с поэтами «шестидесятниками» собирал многотысячные стадионы, залы политехнического музея. Его поэзия была необходима как воздух:

«Будьте счастливы, Человеки!

Люди умные. Люди сильные».

Если Р. Рождественский позиционировал себя преемником Владимира Маяковского, то М.Цветаева подчеркивала самобытность своего поэтического слова, которая выходила за рамки традиционных литературных вкусов:

 

«Кто создан из камня, кто создан из глины,-

А я серебрюсь и сверкаю!

Мне дело- измена, мне имя – Марина,

Я – бренная пена морская.

Дробясь о гранитные ваши колена,

Я с каждой волной – воскресаю!

Да здравствует пена — веселая пена –

Высокая пена морская!»

Порывистая, стремительная натура и открытый, заикающийся, и оттого немного комплексующий, как две струны, натянутые в перекличке чувств, сходных по значению, но различных по звучанию. Их объединяет одна органическая, неизбежная, неразрывная связь большого искреннего таланта с судьбой Родины.

«Мы судьбою не заласканы.

Но когда придет гроза,

Мы возьмем ее за лацканы и

Посмотрим ей в глаза».

Лидия Палкина

 

Комментарии:

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*